December 15th, 2014

Про молчаночку.

Требование "о бывших, как о мертвых, или только хорошо, или никак" фактически применим шире, чем необходимо.
То есть, когда требования прекратить поливать грязью и всячески очернять светлый образ бывшего/бывшей предъявляется к...
ну например.
Как-то я была свидетелем, когда юный чемодан задал прямой вопрос "почему ты рассталась с бывшим парнем" девушке, у которой синяки еще не зажили с расставания с этим самым бывшим парнем. Сидит такая во фланелевой рубахе в июле, мило общается.
Как, собственно, ей предлагалось сыграть в социальные реверансы?
Она и сказала "в процессе общения обнаружили несовпадение основных жизненных ценностей".
Изящно, да?
Мне вот интересно- юный чемодан, удовлетворенный обтекаемым ответом, он вообще представляет себе, _что_ за содержание может там лежать?
Причем жертва же практически никогда не может хоть спокойно, хоть взволнованно предъявить следы удушения, порезы там и небрежно сказать- да он меня чуть не убил, а я теперь боюсь здесь жить, потому что его не посадили.
Потому что в токсичненьком социальненьком кружке, пропитанном культуркой насилия, ни за что нельзя признаваться, что ты жертва. Это равнозначно собственноручной подписи под плакатом "меня- МОЖНО!".
Хотя в культурке насилия в общем и целом не спрашивают особо, абьюзеров скорее будет волновать вопрос про как бы не поймать обраточку.
Таким образом данный социальный реверанс позволяет абьюзерам сохранять невидимость. За ними не тянется длинный послужной список, и это возможно только при включении вот этой кнопки умолчания. При этом аюбьюзеры- это всегда рецидивисты. Всегда. Исключений не бывает. За каждым абьюзером десятки, если не тысячи, безмолвных жертв.